Х-Байка, или к вопросу о социальной инженерии

Спецвыпуск Хакера, номер #007, стр. 007-100-9

- О, вот у неё-то, похоже, волшебная трава имеется. - Док обрадовался. - У неё наверняка биостимуляторов - полна избушка. И по-русски она говорит лихо. Короче, всем бабкам бабка. - Он подошел поближе к табуретке, взял какой-то пучок, и понюхал. - Это че, бабка? Jamaxixyc Ustarende?

- Это укроп, дубина! Помогите, грабят! - заорала бабушка.

Словно из-под земли возникли семеро в советской милицейской форме с ямайскими гербами на фуражках, взяли нас под белы рученьки, и куда-то потащили...

- Сволочи поганые! - заорал Док.

- Теперь главный разберется - кто сволочи, а кто поганые. - констатировали милиционеры.

Через десять минут мы, украшенные синяками от демократизаторов, сидели в какой-то местной каталажке. Единственное зарешеченное окно выходило на летное поле.

Тиха ямайская ночь

Шли пятые сутки нашего пребывания на чужбине. О том, чтоб лечить Покровского, уже никто и не думал - зато все думали о том, как бы умотать из этой вонючей камеры, и вернуться домой.

Утром местный тюремщик, как обычно, разбудил нас - немытых, небритых и в целом ободранных - стуком резиновой дубинки по тюремной решетке.

- Эй, русски швайне, давайте подъем - жрать пора! - судя по голосу, у него днем раньше состоялось затянувшееся застолье. - Сегодня жареные макаронен!

- О, давай, чучело сепаратистское. А то всё овсянка, да овсянка. - Центнер довольно потянулся.

- На! - охранник протянул Михе через решетку сверток абсолютно сухих макарон. - Два часа жарили. Жрите, русски факамазеры.

- Ну, ты обалдел! - Миха возмутился, но сухие макароны взял. - Ты же сказал - они жареные!

- Два часа жарил лично. - охранник был невозмутим.

- А ты их варить не пробовал, паскудина? - Миха надулся, и стал весь красный, как рак. - Их перед жаркой ВАРЯТ! Урод вонючий.

- Кто урод вонючий, а кто и сам дурак. Воды с семи утра в тюрьме нет, понял? Отключили. Вот щас к вам главный товарищ Суаддекс придет - с ним и разбирайтесь. - ответил неожиданно безо всякого акцента охранник, и слился.

Мы остались в камере с макаронами в руках.

- И чего, как их есть, кто-нибудь знает? - Миха разделил макароны на пучки, и раздал нам. Мы дружно захрустели.

- А что, нормально, - заявил Добрянский. - Хоть не овсянка, и не рыбий жир, как в первый день.

- Угу. - подтвердил Алекс, хрустя сушняком. - Сейчас бы ещё кетчупа...

Послышались шаги по коридору. Я поперхнулся.

По ту сторону решетки стоял... Сайдекс. Его сопровождал всё тот же тюремщик с дубинкой.

Исламский сепаратист

- Так вот, кто поработил Ямайку? - Центнер был в бешенстве. - Ты? Ты унизил этих несчастных людей? Ты, который задержал две полосы материалов в последний номер Х? Ты ещё и сепаратист? И фабрику ты разрушил?

- И чего? - нагло спросил Сайдекс. - Подрабатываю я тут, ясно?

- Ничего не ясно. - я был удивлен не меньше остальных. - Тебя сюда какая лошадь занесла?

- Я тут по поручению правительства России! - Сайдекс гордо поднял голову. - Пришло время освободить остров от капиталистического гнета! И вообще!

Назад на стр. 007-100-8  Содержание  Вперед на стр. 007-100-10

ttfb: 3.0970573425293 ms