Издательский дом ООО "Гейм Лэнд"ЖУРНАЛ ХАКЕР 128, АВГУСТ 2009 г.

Интерфейсы под другим углом. Жизнь и исследования Джефа Раскина

Мария «Mifrill» Нефедова (mifrill@real.xakep.ru)

История знает немало примеров «непризнанных гениев», и область IT отнюдь не исключение. Наиболее ярко это подтверждают такие личности как Алан Тьюринг, ценность идей которого смогли оценить в полной мере лишь после его смерти, или Дуглас Энгельбарт, человек придумавший «мышь», но не заработавший на этом почти ничего. У нашего сегодняшнего героя случай в целом похожий, хотя и не такой «клинический». Джеф Раскин известен во всем мире как создатель Apple Macintosh, но немногие знают, что он также положил полжизни на борьбу с несовершенством пользовательских интерфейсов, а в приснопамятном Apple не продержался даже до релиза «Макинтоша».

Забывчивая пресса

Итак, речь пойдет о профессоре Джефе Раскине, и перед тем как перейти к повествованию, хотелось бы отметить, что ни здесь, ни после я вовсе не пытаюсь называть его на панибратский манер. Дело в том, что Джеф (Jef) - это полное и довольно редкое имя, а отнюдь не уменьшительное, как можно было бы подумать.

Рассказывать историю Раскина можно по-разному, уж очень неординарной он был личностью, но я, пожалуй, начну ее с конца.
Джеф Раскин ушел из жизни 26-го февраля 2005, в возрасте 61 года. Причиной смерти стал рак поджелудочной железы, который ему диагностировали всего годом ранее.

После смерти Раскина СМИ всего мира, не очень-то баловавшие профессора своим вниманием последнее время, буквально взорвались заголовками в духе: «Умер «отец» Макинтоша». И нельзя сказать, что, награждая Джефа этим титулом, они погрешили против правды. Хотя, конечно, над созданием «Мака» трудилась целая группа специалистов (надеюсь, среди наших читателей нет людей, которые до сих пор свято верят в то, что все «яблочные» продукты – дело рук исключительно Стива Джобса?). Однако не совсем понятно другое - причина, по которой пресса предпочла «забыть» о других заслугах и исследованиях Джефа Раскина. Ведь, «Мак», по сути, был для него лишь одной их многих вех. Сегодня мы попробуем посмотреть на Джефа не только как на «создателя Макинтоша».

Самолеты, музыка и спорт

Чтобы объяснить, почему работа в Apple отнюдь не была главным достижением в жизни Раскина, достаточно рассказать, чем он занимался до этого.
В совсем еще молодую компанию Apple Раскин пришел в 1978 году, став всего 31-м ее сотрудником. Учитывая, что родился он 23 марта 1943, несложно подсчитать, что к тому времени Джеф уже не был выпускником вуза, с горящими глазами рвущимся изменять мир. Более того - хотя компьютеры и высокие технологии интересовали его практически всю жизнь, Раскин никогда не ограничивался только ими, лишний раз подтверждая, что «талантливый человек, талантлив во многом».

До своего прихода в Apple Раскин успел не только получить образование и попробовать себя в самых разных областях. Кроме этого, он, очевидно, понял, что предпочитает работать на себя, и обзавелся собственным делом. И пусть бизнес у Джефа был весьма скромный, никаких тебе корпораций и мега-успеха, – он был весьма нетривиален. Как ты уже, наверняка, догадался, с IT дело Раскина была связано лишь косвенно.

Джеф на протяжении всей жизни оставался заядлым моделистом - миниатюрные самолеты были его настоящей страстью. Так что одна из его фирм занималась производством наборов «сделай сам» для авиамоделистов, и для Джефа это был не просто бизнес: самолетики он не только продавал, но и самостоятельно проектировал.

С этим, кстати, связан один интересный факт. Еще в 70-х годах Раскин придумал и воплотил в жизнь управляемый планер Western Wind («Западный Ветер»), ставший среди ценителей популярной моделью. Но нам интересен не сам самолет, а то, что Раскин обладал удивительным качеством - любые задачи он всегда решал совершенно нестандартными методами, привнося в уже сложившиеся и отработанные процессы что-то абсолютно новое и переворачивая привычное с ног на голову. Вот и для проектировки Western Wind Джеф решил воспользоваться последними достижениями прогресса (на дворе напомню, начало 70-х) и прибег к помощи компьютера, самостоятельно написав нужный софт. С его помощью была создана трехмерная модель самолета и развертки, необходимые для последующей сборки модели в реале. Чего же здесь удивительного, спросишь ты? А «Западный ветер», между прочим, стал первой в мире серийной авиамоделью, разработанной таким образом.

Но если ты решил, что до Apple Джеф занимался исключительно игрушечными самолетиками (да простят меня авиамоделисты), спешу заверить - это не так!

Кроме дел, связанных с авиамоделированием, у Джефа имелась и своя консалтинговая фирма, где, помимо консультационной деятельности, он корпел над написанием мануалов к разным девайсам (в числе которых был Apple II).

Плюс, Раскин профессионально занимался рекламной фотографией и имел музыкальное образование, подтвержденное практикой - ему довелось дирижировать Нью-йоркским филармоническим оркестром и симфоническим оркестром Сан-Франциско. Само собой, это подразумевает, что Джеф великолепно играл на целом ряде музыкальных инструментов (в их числе не только фортепиано и ударные, но и альт-рекордер и даже орган). На досуге он сам писал музыку.

Также наш герой был в отличных отношениях со спортом - прекрасно стрелял из лука и обожал езду на велосипеде, которой некоторое время занимался вполне профессионально, например, обучая этому студентов Калифорнийского университета на кафедре физ. подготовки.

И, как ни парадоксально, при таком количестве хобби и любимых дел Джеф Раскин успевал увлекаться и компьютерами, тоже профессионально. Еще в 1964-1965 годах он окончил Университет штата Нью-Йорк, получив сначала степень бакалавра в области математики, а затем и в области философии. Чуть позже (1967) к этому добавилась и степень магистра в области вычислительной техники, полученная Раскиным в Университете штата Пенсильвания. Так что, в 70-е Джеф уже имел сложившиеся и подкрепленные знанием дела взгляды на развитие компьютерной техники, и уже тогда вынашивал ряд идей, идущих немного в разрез с курсом прогресса.

Думаю, теперь вопросов о том, как и почему Раскин попал в Apple возникнуть не должно, особенно учитывая, что «яблочная компания» уже имела с Джефом дело, до его поступления к ним на работу.

Apple, «Макинтош» и Стивен Джобс

Как уже было сказано, отрицать вклад Раскина в создание «Мака» бесполезно, равно как и недооценивать его значимость. Пришло время вернуться к «ябблочкам».

Когда Раскин только пришел в Apple, его сразу же попытались приставить к работе над приставкой Annie, что не вызвало у Джефа никакого восторга. Чтобы не тратить свое время на неинтересное ему занятие, Раскин сделал ход конем и высказал руководству компании одну из собственных идей. Уже тогда он хотел создать компьютер, ориентированный на нужды простых людей, не разбирающихся во всех этих премудростях, недорогой и понятный агрегат для «человека с улицы». Интересно, что анналы интернета сохранили и донесли до наших дней тот самый документ, в котором Джеф излагал свою идею, представляя ее на суд начальства.

Верхушка компании, прямо скажем, этой мыслью не очень-то загорелась, но одобрение Раскину все же дали и минимальную поддержку обеспечили. Тем не менее, на первых парах Джеф, по сути, работал один. Он дал проекту имя, окрестив его «Макинтош» (Macintosh) в честь своего любимого сорта яблок, с намеренной «ошибкой» в названии - чтобы не возникло проблем с производителями радиоаппаратуры McIntosh, и занялся делом. Постепенно к его разработке-исследованию подключились и другие сотрудники, в их числе был бывший студент Раскина - Билл Аткинсон, а также сам Стивен Возняк. Однако «Макинтош» по-прежнему оставался на вторых ролях, и мало кто воспринимал его всерьез, ведь у Apple тогда имелись и более амбициозные и интересные проекты.

Например, «Великий и Ужасный» Стивен Джобс был поглощен разработкой дорогостоящей и мощной Apple Lisa, которая скорее являлась рабочей станцией, чем домашним ПК. Идея простого и недорогого «Мака» Джобсу, грезящему о супер-мощных машинах, разумеется, совершенно не нравилась. Согласно воспоминаниям Раскина, Стив постоянно твердил, что «из этого [проекта «Макинтош»] ничего не выйдет, и это никогда не будет работать», а также постоянно вставлял палки в колеса.

В том, что Раскину и Джобсу не удавалось найти общий язык, нет ничего удивительного еще и потому, что Джобс ратовал за неслыханные в те годы использование «мыши» и GUI (которыми как раз и должна была обладать «Лиза»), а Раскин с большим скепсисом смотрел на эти «гениальные изобретения».

Но неизвестно, как бы все обернулось в итоге, если бы совсем скоро Джобса не отстранили от должности руководителя проекта Lisa. Причиной была проста - полный провал мощных и дорогостоящих Apple III, которыми тоже занимался Стив.

Компьютеры оказались не только слишком дорогими и невостребованными (шутка ли, Apple III стоили $5000-8000), они к тому же горели десятками! Последнее происходило «благодаря» сумасшедшим мощностям Apple III и весьма оригинальным нюансам их проектировки - по решению все того же Джобса из корпуса, компактности ради, пришлось выкинуть почти все вентиляторы. Apple Lisa, в свою очередь, определенно собиралась пойти по стопам Apple III, что не могло не обеспокоить руководство. Как покажет время, опасения были верны, и даже отстранение Джобса не спасло проект от фиаско.

Сидеть без дела обиженный на всех Джобс, конечно, не стал. Оставшись за бортом «Лизы», он переключил все свое внимание на «Макинтош», внезапно увидев в исследованиях Раскина много интересного и многообещающего. Плюс, он твердо решил, что переплюнет готовящуюся к выходу Lisa по всем пунктам, и разногласий между ним и Раскиным моментально стало еще больше. Джобс поручил Раскину и части команды работу над ПО, а сам взялся за железо, в результате чего «Мак» моментально начал обрастать чертами «Лизы», что, само собой, совершенно не понравилось Джефу. Кстати, обликом apple-мышь во многом обязана именно Раскину. Будучи вынужден мириться с присутствием «крысы» в своем проекте, он решил немного переделать ее на свой лад. Избавился от лишних, по его мнению, кнопок, и подсмотренный у компании Xerox трехкнопочный грызун стал однокнопочным.

Приход Джобса, конечно, имел и положительные стороны. Он сумел добиться должного финансирования, привлек к разработке несколько десятков человек, и «Мак» на глазах превратился в один из топовых проектов компании, которым занималась элита. Однако чем больше крепло влияние Джобса, тем неуютнее чувствовал себя Раскин - его идею извратили уже почти до неузнаваемости. Дошло до того, что Джобс даже пытался переименовать проект, заменив кодовое Macintosh на Bicycle, то есть «велосипед». Как ни трудно догадаться, из этого ничего не вышло, но нужно сказать, что Стив действительно старался - сотрудникам, которые продолжали пользоваться старым названием, грозили выговоры. А маркетологи, к которым обратились ближе к релизу, лишь каким-то чудом не сумели придумать ничего лучше «Макинтоша».

Когда в 1982 году Джобс, наконец, окончательно перетянул одеяло на себя и возглавил разработку ПО для «Макинтоша», потеснив Джефа и здесь, Раскин не выдержал. Безучастно наблюдать за всем этим он не мог, а сдвинуть Стивена с намеченного курса не представлялось возможным (хотя он, разумеется, пытался - баталии разворачивались нешуточные). В итоге, Джеф предпочел уволиться. В Apple не хотели терять ценные кадры и даже предлагали Раскину возглавить новое исследовательское подразделение компании, однако на уговоры он не поддался.

«Кошка» и пользовательские интерфейсы

Какова была дальнейшая судьба «Макинтоша» – прекрасно известно, более того - об этом написана не одна книга, так что не станем сверх нужного углубляться в историю Apple.

После увольнения Джеф Раскин вовсе не думал отчаиваться. Напротив, покинув Apple, он почти сразу переключился на разработку не менее интересной машины. Основав фирму Information Appliance, он занялся реализацией тех идей, что безжалостно выкинули из проекта «Макинтош». Первым продуктом Information Appliance стала карта расширения для Apple II - SwyftCard, содержавшая программный пакет SwyftWare. И вот здесь-то мы вплотную подошли к ключевому моменту - к взглядам Джефа Раскина на пользовательские интерфейсы и тому, что из этого получилось.

Наш герой был уверен, что практически все существующие пользовательские интерфейсы – это самое настоящее зло. Есть юзер и есть данные, а все остальное - от лукавого. Идея приложений, по мнению Раскина, удобна разве что самим программерам, но никак не конечному пользователю, который вынужден со всем этим общаться, запоминая совершено разные команды, принципы работы и прочие особенности.

Объясняя свою точку зрения, Джеф нередко приводил параллели с физическими возможностями человека. Работая с неудобной или неграмотно спроектированной машиной (например, тренажером), человек ощущает дискомфорт и понимает, что ему тяжело и неудобно. Ментальные возможности ограничены точно так же, как и возможности физические, но ужас в том, что, работая с неправильно спроектированным интерфейсом, пользователь не осознает и не чувствует неудобства. Зато концентрация внимания и производительность стремительно падают - мозг зачастую просто не успевает реагировать и обрабатывать такое количество информации. Об этой более чем серьезной проблеме Раскин задумался одним из первых. Но как заставить разработчиков перестать ломать юзерам мозг?

Решение проблемы Джеф видел довольно специфическое. Он предлагал отказаться от кучи разномастных приложений (а заодно и от GUI вообще), воюющих за внимание пользователя и порождающих хаос, – и создать единую рабочую среду, которая всегда ведет себя одинаково, отвечает на одни и те же сочетания клавиш и команды. Раскин считал нужным упразднить и «мышь». В результате суммирования всего этого на свет и появится SWYFT.

GUI у SWYFT'а не было, он работал только с текстом, являя собой текстовый монолит, где файлы отделялись друг от друга лишь специальным символом-разделителем. По сути, файловая система тоже отсутствовала. Точно так же убрали и команду сохранения, в SWYFT она была не нужна - состояние системы сэйвилось на дискету само, по мере надобности, избавляя пользователя от лишней головной боли. Интересно, что при выключении и последующем включении компьютера, система первым делом восстанавливала «момент», на котором остановилась, и выводила его на экран. Из-за этого возникало впечатление, будто SWYFT грузится моментально, и юзер мог сразу начинать работу, вместо того чтобы сидеть, тупо уставившись на надпись «Загрузка».

Навигация по текстовому массиву осуществлялась с помощью механизма LEAP («прыжок»), – это практически аналог нынешнего поиска, например, в Firefox и близкий родственник привычного для нас <Ctrl+F>. Чтобы перейти к определенному документу, достаточно было, удерживая LEAP-клавишу, набрать символ «разделитель» и начать вбивать название нужного документа. Например, если бы документ назывался «Хакер», то по мере набора LEAP перебросил бы тебя сначала к ближайшему документу на «х», потом на «ха», «хак» и т.д. В итоге, ты в любом случае добрался бы до искомого, притом довольно быстро.

Также в текст можно было добавлять собственные пометки для упрощения навигации. То есть, обозначив важные вещи, к которым нужен быстрый доступ, какой-то фразой, символом, или набором букв вроде «QWERTY», ты в любой момент мог пробежаться по тексту поиском и найти все места, где стоит эта пометка.

Но SWYFT не был лишь текстовым процессором, как можно было бы подумать. Он умел работать с модемом и различными службами (например, мог принимать почту), умел проверять орфографию, поддерживал макросы и даже выполнял программы.

Изначально SWYFT был реализован как карта расширения для Apple II, но Джеф хотел наладить выпуск полноценных компьютеров. Инвесторы Information Appliance не решились браться за это, посоветовав ему обратиться со своим бизнес-планом в японскую компанию Canon. Раскин последовал их совету, и Canon действительно согласились выпустить моноблок на базе процессора Motorola 68000 (тот же проц использовался в «Маках»), дав ему имя Canon Cat.

К сожалению, несмотря на определенные сходства по части железа, к успеху «Мака» «Кошка» даже не приблизилась. Релиз машинки состоялся в 1987 году, и публика восприняла ее как очередной навороченный текстовый процессор, совершенно не оценив заложенных в устройство идей. Спросом девайс не пользовался.

К огромному разочарованию Раскина, выпуск «Кошек» прекратился уже через полгода (всего за это время успели сделать и продать не более 20.000 устройств), и до сих пор доподлинно не известно, почему в Canon приняли решение свернуть производство. Одни уверяют, что причина лежит на поверхности - «Кошки» действительно плохо продавались. Однако другие полагают, что в Canon серьезно заинтересовались разработкой Раскина, из-за чего внутри компании начались трения, которые руководство пресекло вот таким кардинальным образом. Еще одна, совсем уж параноидальная, теория гласит, что во всем опять виноват Стив Джобс, который в те годы уже покинул Apple и работал в NeXT Computers. Сторонники теории заговора склоны считать, что Джобс, договариваясь с Canon о сотрудничестве (которое действительно имело место), выдвинул условие - попросил избавиться от Раскина с его «Кошкой». Последнее, конечно, видится крайне сомнительным.

Но, как бы то ни было, ясно одно - «Кошка» действительно сдохла и отнюдь не по вине Джефа Раскина. В пользу Джефа, например, говорят два занимательных факта - согласно непроверенным, но весьма правдоподобным слухам, дошедшим из компании Canon, в последующие годы ни на одну из проданных машин так и не поступило ни одной жалобы, а сама компания продолжала пользоваться «Кошками» вплоть до начала 2000-х годов!

THE, Archi и Аза Раскин

В скором времени после провала своей необычной машинки - в 1989 году – Раскин был вынужден закрыть Information Appliance, но отказываться от своих идей и пересматривать свои взгляды он по-прежнему не собирался.

В 90-е, когда компьютеры зашагали семимильными шагами по всей планете, Джеф продолжил пропагандировать свое виденье пользовательских интерфейсов, уже будучи независимым специалистом и консультантом. Он писал статьи, участвовал в жизни BAYCHI (Bay-Area Computer-Human Interface) - профессиональной организации, занимающейся интерфейсами «человек-машина», и консультировал даже производителей, не имеющих отношения к IT (например, ему довелось сотрудничать с BMW). Плюс, не будем забывать и о том, сколько у Джефа было некомпьютерных увлечений, а он никогда не отодвигал их на задний план, умудряясь успевать все и сразу.

Апогеем его изысканий и размышлений о проблеме общения человека с компьютером стала книга «The Humane Interface», вышедшая аккурат к началу нового тысячелетия - в 2000 году. Она переведена на русский язык и у нас известна как «Интерфейс: новые направления в проектировании компьютерных систем». Этот труд Джефа Раскина под страхом смерти обязаны прочесть все разработчики юзер-интерфейсов, и тогда, не ровен час, они даже задумаются о том, что творят :).

Примерно одновременно с выходом книги появились зачатки наследника SWYFT - интерфейса The Humane Environmen (сокращенно THE), чья концепция и была описана Джефом в «The Humane Interface». Разработкой этой надстройки над современными ОСями, в которой воплотилось все, над чем Раскин ломал голову последние 30 лет, занималась целая команда единомышленников (а таковые у Джефа, в общем-то, имелись всегда). Состоял в этой команде и сын Джефа - Аза Раскин, пошедший по стопам отца, то есть тоже IT-шник до мозга костей.

В основу THE легли уже описанные выше принципы, на которых строилась Canon Cat. Никакого GUI, только текст, LEAP-клавиши и специальные команды, авто-сохранение, никакой «мыши» и т.д. Раскин по-прежнему оставался сторонником радикальных мер, и за прошедшие годы окончательно уверился в том, что в GUI нет ничего хорошего, а «интуитивно-понятный интерфейс» – миф, и на самом деле словосочетание означает не «хороший» или «удобный», а лишь «привычный». Привыкли же мы, по мнению Раскина, к кривым, неправильным и глупым вещам.

Конечно, он не мог не понимать, что прогресс ушел очень далеко вперед, так что в THE появилось и кое-что новое, например ZUI - Zooming User Interface. Это своего рода «рабочий стол», точнее, его полностью переработанная Раскиным концепция - бесконечная масштабируемая плоскость, на которой расположены различные объекты, чье содержимое можно просматривать, просто увеличивая их до 100%. Уступка пользователям, которым в наши дни прямо-таки жизненно необходимо все визуализировать.

Разработка на этот раз позиционировалась как некоммерческая, велась довольно неспешно, и проект был опенсорсовым. Незадолго до ухода Джефа Раскина из жизни, 1-го января 2005 года, все еще незаконченный THE был переименован в Archy. Archy – это акроним от RCHI, основанного в то же время самим Джефом «Центра Раскина по созданию Гуманного (или «человечного») интерфейса» (Raskin Center for Humane Interfaces). После переименования интерфейса у руля его разработки окончательно встал Аза Раскин, который с тех пор и продолжает развивать дело отца. Сам же Джеф Раскин, как ты уже знаешь, скончался 26-го февраля того же 2005 года.

Аза Раскин, о котором я обязательно расскажу тебе отдельно, действительно перенял у отца эстафету. Центр Раскина он реорганизовал в компанию Humanized Inc., а потом влился вместе с ней в ряды корпорации Mozilla, где сейчас возглавляет работу над пользовательским окружением. Стоит ли говорить, что Аза помнит, чтит и использует исследования отца?

Но идеи Джефа нашли свое воплощение не только в работе сына, – используют их и во многих современных системах. Конечно, максималистический подход «искоренить GUI, отобрать мышь» не стал коммерчески успешным, и перенимать его в полной мере никто не торопился, однако фундамент разработок Джефа, его философия и изначальный посыл нашли у разработчиков немалый отклик. Это подтверждает и тот факт, что различные элементы его идей используются почти повсеместно, достаточно лишь присмотреться поближе, зная, что именно нужно искать.

Содержание
ttfb: 9.9368095397949 ms