Издательский дом ООО "Гейм Лэнд"ЖУРНАЛ ХАКЕР 119, НОЯБРЬ 2008 г.

Мы с Тамарой ходим парой. Народ против Ларри Пэйджа и Сергея Брина

Мария «Mifrill» Нефедова / mifrill@real.xakep.ru /




Рассказать о Пэйдже и Брине по отдельности не представляется возможным — эти два имени давно связаны друг с другом намертво. Казалось бы, что может быть общего у эмигрировавшего из Совка еще в детстве еврея и компьютерщика из Штатов? Как показывает практика, — общий стартап, он же их «нерушимый союз», имя которому Google.

Брин + Пэ йдж = Google

Что ж, начнем традиционно издалека. В конце концов, даже Дарт Вейдер когда-то был просто Энечкой Скайуокером. Имеет смысл рассказать о том, чем занимались и кем были наши герои до того, как стали миллиардерами и взяли в свои руки бразды правления компании-мастодонта IT-рынка. Сергея Михайловича Брина, несмотря на отчество, русским назвать никак нельзя, как минимум, потому что он еврей :). Впрочем, если без шуток, то в Советском Союзе он прожил всего до шести лет, родившись в 1973 году в Москве. Брины были семейством во всех смыслах ученым: мама и папа — профессоры математики, не в первом поколении (де-

душка Сергея тоже был математик). Но в виду того, что евреев в ту пору злостно притесняли, не давая им развернуться, самореализоваться, ни, тем более, построить карьеру, — Брины из Совка практически бежали. Так ли страшны были эти скрытые «гонения» Бринов и антисемитизм на самом деле, пусть рассуждают историки и люди сведущие, я же скажу лишь одно — на означенные ужасы они до сих пор частенько сетуют в интервью, не забывая добавлять что-нибудь в духе: «как же хорошо, что мы больше не живем ТАМ». А случилось все в 1979 году, благодаря американской программе иммиграции для лиц с еврейскими корнями. Утечка мозгов во всей своей красе. В США чете профессоров место нашлось быстро. Так, Михаил Брин устроился преподавателем в университет штата Мэриленда, а его жена Евгения стала, ни много ни мало, специалистом в NASA. Адаптироваться, конечно, было сложно — чужая страна, язык, правила и законы, но если очень захотеть... Впрочем, Сергею Брину было проще — психика у детей вообще гораздо пластичнее.

Его отдали в весьма престижную и необычную школу — Eleanor Roosevelt High School. Там проповедовали «свободный» метод обучения, а также различные приемы для развития у детей интеллекта и творческой жилки. Сначала из-за незнания английского пришлось нелегко, но очень быстро Брин не только догнал, но и перегнал своих сверстников, проявив себя едва ли не вундеркиндом. Хуже того, разобравшись с премудростями языка, Сергей сообразил, что в школе ему просто скучно. В итоге, программу обучения он закончил досрочно, экстерном, а по-нашему говоря — занимаясь дома. Так как родители, конечно же, привили ему любовь к математике, дальнейший выбор Сергея понятен. Он поступил в университет Мэриленда, где впоследствии получил степень бакалавра математики и компьютерных систем. Интересно, что именно в этом учебном заведении преподавал его отец. История умалчивает, не потому ли будущий миллиардер всю дорогу считался одним из лучших в группе и удостоился премиальной стипендии от National Science Foundation, но определенные подозрения возникают. Как бы то ни было, после университета и тамошних достижений, Брин предпринял попытку поступить в альма-матер гениальных компьютерщиков — МТИ.

Однако попытка успехом не увенчалась, и на аспирантуру он отправился в Стэнфорд. В принципе, этот шаг подразумевал под собой защиту диссертации и последующую карьеру в научном мире, уже в статусе профессора. По стопам отца, так сказать. Но не тут-то было. Потому что в Стэнфорде он встретил его. История Ларри Пэйджа, в сравнении с только что описанным, смотрится довольно бледно. Никаких тебе гонений, смен страны, гениальности, заметной с детства, и прочих красочных атрибутов. Ну, родился человек, ну рос, учился. Хотя кое-что общее все же нашлось: Пэйдж точно так же появился на свет в семье ученых, и произошло это весной того же 1973-го. Его отец — личность сама по себе известная — один из пионеров компьютерных технологий, ныне покойный Карл Винсент Пэйдж, преподаватель университета Мичигана, а мать (Глория Пэйдж) — тоже информатик и тоже тамошний профессор.

Немудрено, что у Ларри с детства проявилась склонность к математике, и он лет с шести полюбил компьютеры. Кстати, одно из немногих ранних проявлений Пэйджа как весьма оригинально мыслящего парня — собранный им в студенческие годы струйный принтер из конструктора Lego. Который, прошу заметить, работал. Степень бакалавра вычислительной техники Пэйдж, равно как и Брин, получил в «родном» университете Мичигана, где преподавали родители. Куда он отправился после этого, догадаться уже несложно. Все верно — он отправился в Стэнфорд, где ждала своего часа аспирантура. Их первое официальное знакомство состоялось во время экскурсии по университету, которую проводили Брин и ряд студентов, а Пэйдж тогда еще выступал в роли гостя. Легенда гласит, что они друг другу сразу очень не понравились. Пока другие осматривали достопримечательности, наша «парочка» спорила по любому поводу, и каждый рьяно пытался наставить оппонента на путь истинный. Но, как известно, противоположности притягиваются, а разность во взглядах может оказаться только на руку. Что, в итоге, и произошло.

Зачатки Империи Зла

В конце концов, два аспиранта сдружились, хотя как именно это случилось, остается не совсем ясно. Скорее всего, действительно сработал старый принцип о «плюсе и минусе» и о том, что в спорах рождается истина. Найдя общий язык, практик Пэйдж и теоретик Брин (а именно так характеризовали их преподаватели) не стали терять времени даром и принялись за работу над совместной диссертацией. Идея ее звучала просто, как все гениальное — они собрались проиндексировать весь интернет. То есть, действительно весь, предварительно, смешно сказать, скачав его на компьютер Ларри. В их оправдание отметим, что на дворе стоял 1995 год… но со скачиванием все равно вышел казус. Инет почему-то разрастался гораздо быстрее, чем его качали, и вскоре стало ясно, что никаких жестких дисков не хватит, даже если принимать в расчет все мощности Стэнфорда.

Диссертация оказалась под угрозой, но идея поисковика для индексации данных среди огромного объема информации оставалась насущной и актуальной. Нет, поисковики тогда уже, конечно, существовали, взять хотя бы ту же AltaVista, но их механизм был еще далек от совершенства. Так что мысль заключалась в создании идеальной машины, которая бы действительно понимала, что ты ищешь, и давала бы нужный ответ. С какой стороны лучше подойти к проблеме, придумал Пэйдж, сообразив, что все ссылки имеют разную значимость. Ему на ум пришла параллель с научным миром, где лауреатов Нобелевской премии цитируют десятки тысяч людей, так как их труды наиболее значимы. Так в 1996 началась работа над поисковым проектом-прародителем Google — BackRub, в основу которого лег алгоритм PageRank, определяющий «ранг» страницы (а также несущий в названии прямую отсылку к фамилии своего создателя).

Система заработала быстро и принялась требовать внушительных рабочих ресурсов, на которые, разумеется, не было денег. И опять же, на выручку пришла смекалка Ларри. Человек, в юношестве собравший принтер из деталей, определенно для этого не предназначенных, догадался, что в качестве серверов могут выступить и обычные домашние ПК — если их набрать достаточное количество! Решив, что для благой цели и будущего науки ничего не жалко, часть компьютеров Пэйдж и Брин попросту «одолжили» с погрузочных площадок факультета, куда завозили технику. Таким образом, первый дата-центр будущего Гугла расположился прямо в общаге, в комнате Пэйджа. Вскоре этого маленького монстра, стремительно занимающего в комнате все больше и больше места, переименовали в Google и он «поселился» по адресу google.stanford.edu. Новое название происходит из области математики, от термина «Googol». Его придумал Милтон Сиротта, племянник американского математика Эдварда Каснера. В математике так обозначают число со ста нулями, и это определение, по сути, символизирует собой очень большой объем (еще не бесконечность, но уже где-то близко). В нашем случае речь, конечно, идет о большом объеме информации. Слух про оригинальный поисковик разошелся быстро, и скоро новинкой с радостью пользовался весь университет, суля разработке светлое будущее. Но Ларри и Сергей тогда хотели не надежд на будущее, а хотя бы немножечко денег в настоящем.

Они уже влезли в долги, закупив для своего детища хардов общим объемом 1 терабайт, и даже создали некое подобие офиса для переговоров и ведения дел. Но искали они не инвестора, а покупателя на лицензию лучшей на тот момент поисковой технологии. Заниматься Гуглом самостоятельно они не планировали. Перспективную разработку предлагали таким компаниям как AltaVista и Yahoo!, но сделка никого не заинтересовала. Им отказали везде! В Yahoo еще и намекнули на то, что проект — сырой: мол, когда будет поставлен на ноги и полностью доработан, тогда можно будет поговорить. Осознав, что придется выкручиваться самостоятельно, друзья приняли решение заниматься дальнейшим развитием Google. Отложив в сторону защиту диссертации, они ринулись искать инвесторов. В области инвестиций им повезло уже больше. Первый чек на 100 тысяч долларов выписал Энди Бехтольшайм, известный, в частности, как один из основателей Sun Microsystems, а также хороший друг одного из преподавателей Стэнфорда. Что интересно, встреча с ним проходила на бегу, на улице, ранним утром. Бехтольшайм даже не стал толком слушать подробностей, заявив, что знакомства с бета-версий поисковика ему хватило, и подробности не столь важны. И совсем уж забавно — чек был выписан на имя компании Google Inc., которой еще не существовало в природе. Обналичить его Пэйдж и Брин не могли на протяжении нескольких недель, пока, наконец, не оформили все бумаги и не зарегистрировали собственное предприятие официально.

Сегодняшние реалии

А дальше началась работа и стремительный взлет. В 1998 году, собрав, в итоге, порядка миллиона долларов «для старта», Сергей и Ларри арендовали у друзей уютный гараж и устроили там офис. Google, к тому времени, обрабатывал уже 10.000 поисковых запросов ежедневно. Информация о новом поисковике расползлась по Сети, как вирус, привлекая внимание прессы. Дошло до того, что PC Magazine — издание, прямо скажем, не из последних, включил Google в сотню лучших поисковиков мира. Стоит ли говорить, что подобная реклама не пропадала даром. Уже в 1999-м гараж сменили на нормальный офис в Пало-Альто. В день на Google приходилось 500.000 обращений, а штат сотрудников мало-помалу рос, насчитывая на тот момент аж целых 8 человек :).

То, что происходило дальше, является почти легендой, о которой написана не одна увесистая книга. 25 миллионов долларов инвестиций, полученные от ведущих венчурных фондов Кремниевой долины все в том же 1999-м, и как гром среди ясного неба — общемировая известность и успех. На молодую компанию обратили внимание специалисты всех мастей и вскоре один за другим потянулись в Google на работу. А подход к работе и организации таковой у Пэйджа и Брина всегда был своеобразным. Это, скорее, заслуга креативного Брина, который никогда не питал особого почтения к формальностям и устоям. Свободный график, еженедельные турниры по хоккею на роликах, люди, разъезжающие по офису на скейтах и самокатах, именитый шеф-повар, некогда работавший на рок-музыкантов Grateful Dead, и другие безумства, — это нормальные и обыденные вещи для Google. Сами сотрудники утверждают, что неформальность обстановки и простота общения только способствуют обмену идеями и самой скорой их реализации. Остается только поверить, ведь поисковик избавился от приставки «бета» уже в конце 99-го. Количество поисковых запросов перевалило за миллион, число статей в прессе выросло пропорционально обращениям, и Google начал потихоньку обрастать сервисами. Но все же, свое дело Ларри и Сергей основали не для того, чтобы, заимев собственную фирму, учинить в ней бесшабашный хаос и радоваться результату (хотя порой здорово на то смахивало). К примеру, — первое время Брин и Пэйдж имели в Google совершенно равные полномочия, по сути, оба одновременно занимая пост президента компании.

Лишь в 2001 году кресло отошло к Эрику Шмидту, ранее руководившему технологиями Sun Microsystems, а герои статьи удовольствовались постами президента по продукции и президента по технологии. Сколь бы оба ни делали вид, что до таких мелочей как звания и «мирские блага» им дела нет, исходно они все же собирались зарабатывать деньги. Пришло время подумать, какой именно метод монетизации подойдет лучше. Конечно же, ответом стала реклама. Впрочем, это были не уродливые или крикливые баннеры, не вызывающие ничего, кроме раздражения, а весьма изящная система контекстной рекламы. Ее ответвлением впоследствии стала AdWords, хорошо знакомая нам и сегодня. Ориентируясь в первую очередь на удобство пользователя, Ларри и Сергей не прогадали — система, показывающая человеку именно те объявления, которые ему интересны, отлично прижилась и обеспечила компании постоянный приток финансов. Уже в 2000 году Google смог похвастаться прибылью, о чем большая часть интернет-компаний того времени даже не помышляла. Дальнейшее вообще напоминает некую сказку, потому как практически все, за что бы ни брались специалисты Google, оборачивалось успехом. Десятки разработок, контракты, партнерские соглашения и новые сервисы! Даже выход на фондовый рынок в 2004 году, когда компания неожиданно отказалась от услуг специалистов в данной области и предпочла вести свои дела самостоятельно, — и тот прошел на удивление отлично.

Обо всем этом вполне можно написать внушительный опус, изобилующий цифрами, фактами и именами, — что не входит ни в наши планы, ни в формат журнала. Подводя итог, заметим, что жизнь современных Брина и Пэйджа, двух молодых миллиардеров и странноватых людей, — это жизнь их компании. А Google сегодня уже, конечно, гораздо больше, чем обычный, пусть и хороший, поисковик. Google — это огромное количество сервисов. Спору нет, они удобны. GMail, GoogleMaps, GTalk, GoogleDocs и другие, плюс с недавнего времени свой браузер Chrome и первый мобильный телефон на платформе Google Andriod. Компания расширяется в самых разных направлениях сетевого (и не только) бизнеса, подобно огромному спруту. И, в общем-то, ни для кого не секрет, что вместе с этим Google весьма пристально шпионит за своими пользователями, имея доступ к различного рода информации.

В том числе, к личной, такой, как переписка, документы или банальная история поиска. Все это хранится на серверах корпорации, байт к байту. Конечно, не хочется впадать в паранойю и кричать о Большом брате или происках ЦРУ, но, тем не менее — когда огромная компания-монополист держит в руках такое количество личных данных о миллионах людей, приятным это не назовешь. Например, вспоминается совсем недавний инцидент, когда суд едва не заставил компанию YouTube раскрыть приватную статистику пользователей, предоставив полную информацию по IP-адресам — кто, что смотрел, когда и зачем. Казалось бы, мелочь, а уже настораживает. У Google данных гораздо больше, и они не в пример «интереснее». Так что, если раньше осью Зла называли Microsoft, то сейчас подобными эпитетами все чаще награждают Google. Спорить с этим действительно проблематично, а представить, каких решений и ходов можно ожидать от людей, разъезжающих по офису на роликах, пожалуй, еще сложнее.

Интересные факты

  • Пэйдж и Брин совместно приобрели Boeing 767 в личное пользование. Интересно, что они с ним делают?
  • Брин бывал в России не раз, в том числе, в детстве — по программе обмена учениками. По слухам, он был в шоке и очень радовался тому, что больше здесь не живет.
  • Тем не менее, Сергей Брин прекрасно говорит по-русски.
  • Основной принцип компании Google звучит как Don’t Be Evil («Не навреди»).
  • Оба основателя Google — постоянные лица в списке миллиардеров журнала «Forbes».
  • Сегодня в Google работает почти 20.000 человек.
  • В честь Google Earth назван вид мадагаскарских муравьев — Proceratium google.
Содержание
ttfb: 27.972936630249 ms