Издательский дом ООО "Гейм Лэнд"ЖУРНАЛ ХАКЕР #99, МАРТ 2007 г.

«Интернет – это тупик цивилизации!»

Даня Шеповалов (www.danya.ru)

Хакер, номер #099, стр. 102

Интервью с Константином Рыковым

Константин Рыков – первый и, наверное, единственный русский интернет-продюсер. Костя – это тот самый легендарный Джейсон Форис, на пару со своим братом Франко Неро основавший контркультурный форпост FUCK.RU, из которого выросло все падонковское движение, со всеми дорогими нашему сердцу «ниипет» и «пацталом». Сетевой медиамагнат (ему принадлежат dni.ru, деловая газета «Взгляд» и корпорация NewMediaStars), организатор первой ЖЖ-премии и фестиваля любви «Незнакомка», бывший начальник департамента интернет-проектов первого канала и автор еще сотни тысяч проектов, он проводит в Сети 20 часов в сутки и добывает из нее деньги в промышленных масштабах. Мы побеседовали с Костей о новых форматах, интернет-буме и наступлении всеобщего матричного счастья в желатине и со стилусом в спинном мозге.

Х: Что ты думаешь о втором dot.com-буме, который так долго предсказывали аналитики?

К.Р.: Если год назад было ощущение, что будет второй интернет-бум, то сейчас можно сказать, что мы находимся в самом его начале. Опять пошли инвестиции, открываются большие проекты. Заметно активизировались крупные издательские дома и медиакомпании. Это связано с тем, что был сделан серьезный шаг в области развития технологий – появилось видео, web 2.0, люди начали отходить от консервативных интернет-форматов, а также с тем, что заметно выросла аудитория пользователей. Но надо понимать, что любой бум – это, как правило, переоценка. Реально пока никто не представляет конечной точки – до чего это все дойдет. Ведь первый интернет-бум закончился полным пшиком. И сейчас у многих проектов больше иллюзий и прожектерства, чем каких-то реальных моделей.

Х: Появится ли в ближайшее время в России что-нибудь настолько же революционное, как YouTube или Livejoual?

К.Р.: Да уже появилось! Видеочаты. Проблема только в том, что не у всех есть веб-камеры. В чем революционность YouTube? Они создали 7-8 форматов, позволяющих обыграть веб-камеру. Например, спеть караоке, сказать, что ты думаешь на политическую тему, снять смешной кусок своей жизни и так далее…

Х: А какая, по-твоему, ниша интернет-бизнеса является сейчас наиболее перспективной? Социальные сети? Онлайн-игры?

К.Р.: Одно из самых интересных для меня направлений – это видео. Через несколько лет в России произойдет переход на цифровое телевидение. Технология уже появилась, но она всегда вторична – важен контент. Пока еще никто не знает, как делать цифровые телеканалы, какие примочки туда вставлять, чем все это будет интереснее традиционных форматов. Аудитория готова, а профессиональное сообщество еще не научилось создавать продукт. Обычное TV – это всегда режиссура, никаких свободных форматов там не было никогда и не будет. Сценарист всегда управляет процессом и создает такую картинку, которую он хочет.

Чем закончится интернет-бум? Тем, что интернет перестанет быть изолированной средой. Как это было раньше – есть интернет, это субкультура, которая живет отдельно, и она все время в игровом конфликте с остальными медиа: с телевидением, с газетами. А сейчас как раз такой момент, когда интернет срастается со старыми медиа. И он обязательно поменяет форматы. В цифровом телевидении появятся гиперссылки, обратная связь; уже сейчас придуманы и разработаны форматы активного видео. Вот, например, есть реалити-шоу «Дом-2». Человек будет сам переключаться между камерами, без всяких режиссеров, ему позволит технология.

Лично мне интересны информационные форматы. Чем дольше человек сидит в интернете, тем больше он хочет получать информацию в сжатом виде. Вот мы недавно открыли проект sensator.ru, задача которого – дать картинку и текст на 2-3 предложения с большим количеством гиперссылок по теме. Я весь прошлый год потратил на то, чтобы выяснить, меняются люди или нет. Мое ощущение, что меняются. Человеку становится проще воспринимать те форматы, которые играют на понижение – где требуется минимум его участия. Телевидение в этом отношении - идеальный инструмент. Ты включил телик – и все, ничего не делаешь, не принимаешь никаких решений, кроме выбора канала, просто смотришь. То же самое происходит и в интернете. Когда человек первый раз попадает в интернет, ему все интересно: он ходит по ссылкам, смотрит форумы, читает какие-то фанатские сайты, библиотеки, пытается выяснить, как работают нужные программы. А когда он уже знает все, ему становятся важны только тренды, только самое актуальное и свежее. На самом деле, это не очень хорошо, потому что человек при этом деградирует. Интернет – это, конечно же, прогресс, но в то же время он является тупиком цивилизации. Например, сейчас во всем мире тенденция ухудшения качества образования: никто не читает первоисточников, все скачивают рефераты из Сети. Или те же блоггеры. Я это считаю даже болезнью: известные журналисты, которые делают свои карьеры через ЖЖ, вместо того чтобы ездить на места событий, разбираться во всем, формировать свое мнение, всю информацию начинают получать через френдленту. Или знакомства. Раньше, чтобы познакомиться с девушкой, нужно было пойти на дискотеку, в кафе и т.д. А сейчас пикаперы уже кажутся дикостью. Зашел на «Незнакомку.ру», ввел любые параметры – и девушка в онлайне. «Привет!» - «Привет!» - «Тра****ся будем?» – «Будем!» - «Ну, давай встретимся». Один мой холостой знакомый назначает встречу в кафе сразу нескольким женщинам и, выбирая лучшую, едет развлекаться. Уже не нужны ни актерский талант, ни эрудиция, ни обаяние. И вот такая деградация благодаря интернету происходит в очень многих областях. Интернет закончится тем, что мы будем лежать в желатине Матрицы со стилусом в голове. Интернет – это тупик развития личности. Скоро появятся неохиппи, которые будут протестовать против технологий, они откажутся пользоваться компьютерами, кредитными карточками и сотовыми телефонами. Все это будет. Наши дети будут такими.

Х: У тебя есть интернет-зависимость?

К.Р.: У меня зависимость в такой стадии, что уже не лечится. Я понял это еще в конце девяностых, когда делал FUCK.RU. Я понял, что я по-другому уже больше не могу, это формат жизни. Стало скучно – включил ICQ; у тебя там полторы тысячи человек сидит; сразу будет весело. Это как стадии алкоголизма. Первая стадия – у тебя похмелье, потом ты пьянеешь от одного стаканчика и становишься алкоголиком. Так же и с интернетом. Сначала время начинает идти по-другому. Ты замечал, что ночью в Сети оно идет в три раза быстрее? Начиная с 1997 года, я ложусь спать в 6-7 утра и встаю, в лучшем случае, к обеду. Ложусь, когда еще темно, и встаю, когда уже темно.

Х: Ты не раз говорил, что всегда открыт для новых предложений. Можешь рассказать красивую продюсерскую историю: типа кто-то пришел к тебе с улицы в рваной майке, предложил хорошую идею и бизнес-план и теперь ездит на красном «Ferrari»?

К.Р.: История этого года. История Сережи Минаева. Он, конечно, пришел не в рваной майке, а в дорогом костюме за 3000 долларов. Он писал на FUCK.RU, мы тогда познакомились. Потом он занимался сетевым литературным проектом litprom.ru. Я почитал, что он пишет, и понял, что это интересно не только мне, но и вон той девочке-секретарше, которая сидит напротив, и парням из соседнего офиса – да вообще всем. Он очень долго писал роман «Духless», а потом мы попробовали его раскрутить, и результат превзошел все ожидания – на данный момент продано около 500000 экземпляров.

Х: Ты однажды сказал, что в российском кибербизнесе денег вращается не больше, чем в одном Маке на Тверской. Ситуация сейчас изменилась?

К.Р.: Я сказал эту фразу после интернет-кризиса. Тогда разорились все кампании. Ощущение, что завтра мы будем миллиардерами, испарилось. Все большие порталы собирали на 10-12 тысяч долларов рекламы, а сейчас Яндекс собирает 7 миллионов. И стоимость активов компании - 1,5 миллиарда, а главное, что эта стоимость – реальная, потому как это живые деньги, а не только пустые бумажки. Люди, которые сделали ставки и смогли этот кризис пережить, сегодня выиграли. Сейчас серьезные проекты в интернете бессмысленно делать без миллионного бюджета, потому что это взрослая индустрия. Появились новые способы извлечения денег из интернета, микроплатежи и прочее. Реально денег в интернете в 2001 году было максимум 5 миллионов. А сейчас есть проекты, которые 5 миллионов зарабатывают за месяц. Масштаб самой индустрии – 300-400 миллионов в месяц. Достаточно сложно назвать точную цифру, потому что публичной информации очень мало. Я сужу по той ситуации, в которой нахожусь я и большие игроки, показывающие свои доходы. Через 3-4 года интернет-индустрия запросто перешагнет миллиардную черту.

Х: А как ты заработал первые деньги в Сети?

К.Р.: В 1997 году мы открыли FUCK.RU. Проект просуществовал месяца три, и у нас появилось ощущение, что в интернете есть нечто волшебное, но надо еще научиться зарабатывать. Мы поняли, что сами можем делать проекты, и открыли дизайн-студию. Классическая история.

Х: Когда увидит свет книжка «Фак.ру»?

КР: Я ее уже написал. Но когда пишешь, особенно когда пишешь про себя, происходит переосмысление всего. Оторвался, со стороны посмотрел. Я решил ее немного переписать, по-другому соединить все куски. Скорее всего, в марте я закончу, а в мае она будет опубликована.

Х: Правда ли, что твои первые проекты раскручивались на порно?

К.Р.: Привет, Носик! (Имеется в виду известный сетевой деятель Антон Носик, с которым Рыков активно не дружит – примечание редактора). Это вранье, которое придумывает Носик. Антон, кстати, тоже принимал участие в создании FUCK.RU, вместе со мной и Франко Неро. Носик приехал ко мне в гости на своей старой шестерке, мы долго сидели на кухне, он помогал нам писать предупредительную страницу для сайта, информирующую посетителей проекта о том, что на сайтах ругаются матом и вообще здесь тусуются плохие ребята. Закончилось это тем, что мы выталкивали его старую шестерку из сугроба. FUCK.RU, да, я использовал в раскрутке новых проектов, если он считается порнухой, пусть так и будет. Мне кажется, FUCK.RU был фантастически интересным литературным проектом.

Х: Факт. А к Антону Носику у тебя личная неприязнь?

К.Р.: Да ну его в жопу, Носика! (Берет со стола диктофон и говорит в него – примечание редактора). Так и напиши: пошел он в жопу! Неинтересно это. Носик – это завравшийся гнусный тип, карьера которого закончится очень плохо. И будет это уже очень скоро. Мне, вообще, неприятно обижать людей, я так воспитан. Но когда они перешагивают определенную черту порядочности, то можно позволить себе практически все что угодно. Носик мне столько гадостей сделал и столько вранья и дерьма на меня вылил, что…

Х: Понятно… А почему ты удалил свой Живой Журнал?

К.Р.: Я уже говорил об определенной зависимости. Для меня ЖЖ и вообще блоги – интересный инструмент для того, чтобы изучать людей: как они общаются, на каком языке говорят. Это же театр. Но так как там все построено на агрессивной интерактивности (ты написал комментарий, тебе написали, завязался какой-то треп), это отнимает кучу времени, и я не могу себе этого позволить.

Х: Твои проекты часто ломают?

К.Р.: Бывает. DDoS-атаки, как обычно. В этом году было несколько взломов, клали даже «Взгляд.ру». В основном это подростки, которые на что-то обиделись и наслали кучу запросов с тайваньских серверов.

Х: Твой таблоид sensator.ru целиком базируется на ЖЖ, а в редакции – популярные ЖЖ-юзеры. Планируешь ли ты еще как-то использовать Livejoual в своих медиа?

К.Р.: Честно говоря, я начал остывать к блогам. Блоги слишком сильно переоцениваются. Не уверен, что и дальше буду делать какие-то проекты, связанные с блогосферой. Ну, разве что в рамках других проектов – например, блоги игроков в нашей новой игре «Метро 2033». Блоги – это, на самом деле, не очень удобный инструмент. У всех социальных сетей, конечно, есть плюс: внутри них информация распространяется очень быстро. Но имеется и огромный минус: она очень тяжело выходит в мир. Внутри есть своя субкультура: свои герои, свои фишки, понты, и людям снаружи трудно понять, о чем там говорят, потому что язык блоггеров - это почти что язык контркультурщиков. Сейчас КК опопсела, стала массовой, а еще 3 года назад никто не понял бы все эти «нахи» и «пацталом». Как пиаровский инструмент, блоги очень неэффективны. Сколько их, этих блоггеров. Есть мощное сообщество на «Дамочке», liveinteet и livejoual. Принято считать, что в livejoual тусуются специалисты, хотя на самом деле ЖЖ достаточно маргинален. Там пишут о проблемах, о критических днях… В Корее и Китае блоги пошли очень хорошо. В Китае 45 миллионов блоггеров, из них там и состоит весь интернет. А профессиональных блоггеров в России сейчас тысяч пять. С одной стороны, это очень хорошо, потому что они сформировали новую интернет-элиту, все старые сообщества отошли как неактуальные. И блогосфера, как тусовка, сейчас является центром интернета. Но она не масштабна, потому что переход из субкультуры в поп-культуру очень болезненный и сложный.

Х: Насколько властные и близкие к власти структуры интересуются интернетом?

К.Р.: Во всем мире власть не может без медиа, а медиа всегда зависит от власти. То же самое и в России. Как пропагандистская площадка для власти, интернет не интересен вообще, потому что пользователи в своей массе - молодежь, люди 18-25 лет. Пока интернет использовался как площадка для изучения трендов и информации. Он нужен только для обкатки технологии. Интернет деполитизирован. Вот у меня лежит статистика: из 1400000 русских блоггеров всего лишь 3000 реально интересуются политикой. Все. Поэтому больших политических денег в интернете нет и не будет до появления цифрового телевидения.

Х: Какой твой проект самый прибыльный?

К.Р.: «Взгляд» (vz.ru). А вообще, многие проекты я делаю, не ориентируясь изначально на получение прибыли. Меня интересуют новые знания, потому что знания все равно потом конвертируются в деньги. Через день, через год или два года.

Некоторые продюсерские проекты Кости Рыкова

Preved.ru – видеочат;

Dozory.ru – онлайн-игра по мотивам «Ночного дозора»;

Polittechno.ru – политтехно, изысканные электронные миксы с сэмплами из телевизионных речей политиков;

«Духless» – офисный бестселлер Сергея Минаева.

Содержание
ttfb: 6.9949626922607 ms