Издательский дом ООО "Гейм Лэнд"ЖУРНАЛ ХАКЕР #97, ЯНВАРЬ 2007 г.

Лабиринт

mindw0rk (mindw0rk@gameland.ru)

Хакер, номер #097, стр. 150

Часть 2. Руины

Лайс держался за поручни, прижавшись к гладкой спине Мирвы, и старался не смотреть по сторонам, где с большой скоростью проносились местные пустоши. Рокот байков сзади становился все громче.

- Не успеем. Стрелять умеешь? – крикнула она и выразительно похлопала по чехлу с помповым ружьем. Уговаривать Лайса не пришлось, он уже однажды имел дело с оружием. Выхватив из кобуры ствол, он развернулся, прицелился и выстрелил в сторону ближайшего байкера. Стальной конь описал дугу, закружился в маленьком смерче и покатился по земле вместе с наездником, оставляя за собой клубы дыма. Остальные 4 бандита объехали поверженного приятеля и продолжили погоню.

Лайс передернул затвор и прицелился во второй раз, но выстрелить не успел – раздались хлопки, и вокруг просвистел град пуль. Пара угодила в задний бампер их мотоцикла, вызвав сноп искр. Пытаясь уклониться, Лайс выронил ружье… Теперь они были абсолютно беззащитны перед бандитами Грима.

Тем временем байкеры уже практически поравнялись с ними. Один из них, бородач в кожаной куртке, оказался совсем рядом. Лайс даже успел рассмотреть через его ухмылку желтые уродливые зубы. Бородач поднял руку и красноречивым жестом провел ею горизонтально вдоль горла. Мирва не стала терять время на обмен любезностями и, резко развернув мотоскутер, протаранила байк бандита. Раздался сильный удар, на какое мгновение Лайс подумал, что они сейчас опрокинутся, но амазонка сохранила равновесие. В отличие от бородача, съехавшего в кювет.

Но трое по-прежнему не отставали. Когда расстояние между ними сократилось до минимума, один из бандитов отдал своему дружку в огромных синих очках команду и тот достал миниатюрный арбалет. Тщательно прицелившись, он всадил болт в бак мотоскутера. Лайс тут же почувствовал электрические разряды и услышал, как двигатель начинает глохнуть прямо на ходу. Затем они полностью остановились.

* * *

Двое врагов держали их на мушке, в то время как главарь – лысый двухметровый отморозок с татуировкой в виде черепа на лбу - вышел вперед и смачно сплюнул.

- Посмотрите-ка, кто у нас здесь! – злорадно сказал амбал. – Детка, ты столько раз уходила от нас, но только не в этот раз. Я смотрю, дружка нашла? Кто этот сосунок?

- Оставь его, Калим, он турист.

- Ошибаешься, детка. Турист – это я. А он - завтрак туриста.

Дружки позади одобрительно загоготали.

- Что вам нужно? – вмешался Лайс.

- Что же нам нужно? – изобразил задумчивость бандит. – Ну, для начала нам нужны твои уши! Они будут отличным дополнением к моей коллекции.

Двое дружков снова загоготали.

Калим вынул из кобуры громадный пистолет и приставил дуло к голове Лайса.

- А может, мне пожалеть тебя и просто пристрелить? Как думаешь?

- Не лучшая идея, – искренне признался Лайс.

Бугай сверкнул глазами и убрал пушку.

- Это уже я решу.

Краем глаза Лайс заметил, что Мирва правой рукой осторожно вынимает из-за спины нож. Проследив его взгляд, Калим угрожающе цыкнул:

- Но-но, детка, не балуй. Давай сюда свою игрушку.

Мирва не шевелилась.

- Живо! Иначе я прострелю этому «туристу» бошку. А потом и тебе заодно.

Амазонка нехотя показала нож и протянула его рукоятью вперед. Бугай подошел, удерживая ее на прицеле…

Все произошло за пару секунд. Мирва резким ударом выбила пистолет из рук бандита, одним движением перехватила нож и, оказавшись за спиной Калима, приставила клинок к его горлу.

- Бросайте пушки! – приказала она дружкам Калима.

Те не шевелились.

- Бросайте, я сказала!

Все это напоминало сцены из какого-то боевика. Только, в отличие от кино, здесь концовка была неизвестна, и Лайс совсем не был уверен, что «хорошие» победят. Любой из этих отморозков мог всадить сейчас в него пулю. Лайс не двигался и ждал.

Напряженную сцену прервала дрожь. Это земля под ногами отдалась толчками и внезапно стала осыпаться. Один из бандитов Грима вскрикнув провалился в образовавшуюся расселину, другой успел отпрыгнуть в сторону. Через мгновение из образовавшейся воронки стало быстро подниматься что-то змеевидное, с блестящей кожей и извивающимися отростками.

Послышались выстрелы - уцелевший дружок Калима разряжал обойму в появившееся внезапно чудище. Но пули не приносили тому никакого вреда. Повернувшись к человеку зубастой пастью, монстр одним стремительным движением сбил бандита с ног и подхватил его могучими челюстями. Истошный вопль утонул внутри гигантской глотки.

Мирва выпустила Калима и стала медленно отступать, Лайс последовал ее примеру. Освободившись, главарь бросился к байку, завел мотор и тронулся с места, но спастись не успел. Чудище набросилось на него столь же стремительно, что и на предыдущую жертву, и лысая черепушка так же быстро исчезла в зубастой пасти.

Пока змей расправлялся с бандитами, Мирва и Лайс получили немного времени.

- Садись! Быстро! – крикнула амазонка, оседлав один из байков парней Грима. И когда Лайс устроился сзади, рванула газ.

К этому моменту монстр уже закончил пожирать Калима и, заметив, что добыча уходит, издал гулкий рык и погрузился под землю.

- Оторвались? – спросил Лайс.

Ответ через минуту появился сам собой. На месте, которое байк проскочил буквально пару секунд назад, земля взорвалась и показалась уродливая змеевидная голова. Если бы амазонка не успела среагировать и повернуть мотоцикл вправо, они бы оба оказались там же, где бандиты, – в чудовищной пасти монстра. Промахнувшись, чудище взревело и снова погрузилось под землю. Какое-то время бурильный след на поверхности земли преследовал их, но затем отстал.

Через 20 минут езды местность вокруг начала меняться. То, что в начале показалось Лайсу солнечными бликами на песке, превратилось в белоснежные каменные развалины, уходящие далеко за горизонт.

Еще через несколько минут они достигли начала этого сектора и Мирва остановила байк.

- Приехали! – объявила она.

- Так это и есть руины Рахрайма?

- Они самые. Дальше пойдешь один. Удачи, путник. Она тебе здесь очень понадобится.

Немного подумав, девушка достала из кобуры нож и вручила его Лайсу.

- Тебе это пригодится больше чем мне.

С этими словами, она завела байк и, подняв столб были, помчалась обратно в Город.

* * *

Руины казались тихим, спокойным местом, и даже не верилось, что за этим сектором закреплена репутация одного из самых опасных в Лабиринте. Хотя разве были в этом мире безопасные уголки? Даже посреди пустынных прерий его чуть не съел гигантский земляной змей. Можно было только догадываться, какие испытания его ждут здесь. Лайс засунул подарок Мирвы за пояс и побрел между каменных изваяний.

Никто не знал историю древних руин и о том, кто такой Рахрайм, в честь которого они названы. Камень, из которого состояли все разрушенные постройки, был белым, гладким и походил мрамор. Но на его поверхности часто попадались светящиеся руны, о значении которых оставалось только догадываться. В некоторых камнях узнавались памятники, очертания фигур и фрагменты лиц. Еще одним неизменным явлением в руинах Рахрайма была туманная дымка, стелившаяся по земле. Из-за нее Лайс не видел практически ничего, что находилось ниже колен.

Воздух над головой стал сереть и Лайс понял, что скоро наступит ночь. Председатель Аутпоста предлагал ему переночевать в их убежище, но он решил не терять времени. Стоило подыскать место для ночлега, только вот где? Кругом простирались руины, и не было никаких человеческих следов. Хотя, возможно, ему повезет отыскать того, кому Саймон адресовал письмо.

«Иди на север через руины, Зуелу отыщет тебя сам», - вспомнил Лайс слова председателя. Обнадеживающе, ничего не скажешь.

Взгляд Лайса упал на один из каменных пьедесталов, куда забрался крошечный пушистый зверек, похожий на хомячка. Таких любят изображать в аниме японцы: большие печальные глаза, смешная мордашка и сам по себе – сплошное обаяние. Зверек не мигая смотрел на него, и, казалось, просил что-нибудь покушать. Лайс подошел – зверек доверительно оставался на месте. Не убежал он даже тогда, когда тот попытался почесать ему за ухом.

- Как тебя зовут, дружище? – спросил Лайс.

Зверек пискнул, и за спиной путника тут же раздалось несколько таких же голосков. Лайс оглянулся – серые грызуны окружили его со всех сторон. Они забавно, как кенгуру, стояли на задних лапках и протягивали к нему свои мордочки. Внезапно зверек, которого он только что почесал за ухом, прыгнул ему на плечо. Принюхался… и вцепился острыми как бритва зубами в шею. Лайс с криком отшвырнул его в сторону и схватился за рану. Вся рука тут же оказалась в крови.

- Ах ты, сукин сын! – выругался он. Но тут еще несколько грызунов прыгнули на него, стараясь куснуть побольнее. Спустя минуту, Лайс уже весь был облеплен мохнатыми созданиями. Он осознавал, что если что-то не предпримет, эти твари быстро сожрут его с потрохами. Пытаясь сбросить их с себя, он бросился бежать в неизвестном направлении, а хомяки-людоеды гнались, нападая все чаще и чаще.

Когда Лайс почувствовал, что уже готов сдаться, впереди показалось озеро, по размерам напоминающее лужу. Недолго думая, Лайс сиганул в нее, и тут же был оглушен отчаянным визгом своих маленьких врагов. Бедолаги, сразу же оторвавшись от одежды и кожи своей жертвы, барахтались в воде и издавали жалобный писк. Видимо, они боялись воды или просто терпеть ее не могли. Остальные животные облепили берег, с тревогой глядя на попавших в беду собратьев. Лайс некоторое время смотрел на бурлящее в озере скопление грызунов, но барахтанье их было недолгим – через пару минут они уже скрылись под водой, оставив после себя на поверхности лишь воздушные пузырьки. Лайс поплыл к противоположному берегу, но там его уже ждали пушистые твари. Куда бы он не направился, грызуны следовали за ним. Он оказался в ловушке.

К тому времени совсем стемнело. Лайс чувствовал, что начинает замерзать в воде. Но выбраться он не мог - покидая спасительное озеро, он рисковал подвергнуться очередной атаке маленьких хищников. Оставалось ждать.

* * *

Лайс плыл на спине и смотрел на звезды. Ему еще предстояло побывать в одном из отдаленных миров Лабиринта. Где-то там, скрытый от глаз простых смертных, находился выход. Портал, через который не проходил еще ни один человек, - недостижимая цель всех путников. По крайней мере, тех, кто все еще не потерял надежду и продолжал поиски.

Так как люди, которые могли рассказать о Лабиринте, из него никогда не выходили, об этом мире человечеству было известно немного. Все знали, что разработкой и поддержкой его занималась компания Interactive DreamWorlds и что на создание только первой версии ушло порядка двенадцати лет. Лабиринт должен был стать первой MMORPG-игрой пятого поколения с активным применением новейших систем виртуальной реальности. Никто не предполагал, что все зайдет так далеко…

На берегу в это время что-то происходило. Лайс поднял голову и увидел, что хищники медленно отступают к руинам. В их робком писке слышался страх, как будто что-то их до смерти напугало. Через несколько минут на берегу не осталось ни одного грызуна. Лайс подумал, что самое время выбираться, иначе он посинеет окончательно. Добравшись до земли, он скинул с себя мокрую одежду. Все тело было покрыто царапинами и укусами. Несмотря на свои небольшие размеры, челюсти грызунов свое дело сделали.

Ночью руины представляли собой незабываемое зрелище. Руны освещали слабым светом каменные изваяния, и это перламутровое сияние отражалось в стелящейся по земле туманной дымке. Лайс готов был поспорить, что эти символы на камнях имеют какое-то значение, являются ключом к одной из загадок Лабиринта. Но ни времени, ни желания их разгадывать у него не было.

Откуда-то издалека повеяло могильным холодом. Подул ветер, и Лайс услышал зловещее шептание. Шепот раздавался отовсюду, но слова разобрать было невозможно. От этих призрачных голосов у Лайса онемело все внутри. Он почувствовал, что начинает сходить с ума. Хотелось бежать без оглядки, кричать, кататься с воплями по земле - делать что-нибудь, чтобы заглушить перешептывание. Но бежать от него было некуда.

Лайс опустился на колени, наклонился до земли и закрыл уши руками. Шепот проникал, казалось, под саму кожу. Лайс ощущал, как что-то невидимое касается его, от этого становилось еще холоднее.

- Оставьте меня в покое! – крикнул он в пустоту и услышал сквозь шепот отчетливый смех. Лайс упал на землю и закрыл глаза. Тени над ним сгущались, они уже не просто касались его, а проникали внутрь, в самую душу. Сопротивляться им не было сил. Мозг еще какое-то время боролся с помешательством, но затем сдался, и Лайс потерял сознание.

* * *

Открыв глаза, он увидел, что обстановка изменилась. Он лежал на медвежьей шкуре, сбоку веяло теплом. Камин, рядом с которым его расположили, хорошо прогревал озябшие кости, и Лайс стал потихоньку приходить в себя. Он уже не слышал кошмарных голосов призраков, в комнате раздавались только потрескивающие звуки горящих дров.

- Очнулся, поди? – услышал Лайс скрипучий старческий голос.

Поднявшись, он обернулся и увидел маленького морщинистого карлика ростом чуть выше метра. Совершенно седой, с длинным крючковатым носом и выпирающим зубом, он напоминал лешего из детских сказок. Впрочем, он вполне мог выполнять в Лабиринте эту роль.

- Где я? – задал Лайс банальный для этих мест, но все же актуальный вопрос.

- В безопасности ты. Я Зуелу. А это приют Зуелу. Ты валялся в беспамятстве на берегу Сияющего озера. Пришлось переносить сюда. Тяжелый ты.

- Зуелу? У меня к Вам письмо, – Лайс собрался было обшарить одежду, но вдруг понял, что сидит на шкуре в одном нижнем белье.

- Зуелу знает. Зуелу прочел. Спасибо Саймону. Порадовал старика.

Лайс решил не думать о том, что его одежду обыскивали, и вместо этого спросил:

- Что со мной произошло там, на озере?

- Кимоны. Так их зовет Зуелу. Появляются ночью. Говорят с разумом живых. Опасные. Если бы Зуелу не появился вовремя, к утру ты был бы уже обращен.

- Обращен?

- Обращенные. Так зовет Зуелу тех, чей разум был осквернен Кимонами. Бездушные зомби. Их много в этих краях. Они агрессивны. Поэтому опасны.

- А эти грызуны, которые меня чуть не сожрали? Пушистые такие. Как их ты зовешь?

- Много вопросов. Поешь. Настойка от Зуелу придаст тебе сил. И очистит разум от духов Кимонов.

Карлик поднес ему миску зеленой бурлящей жижи, которая на вид годилась разве что для свиней.

- Что это? – произнес с отвращением Лайс.

- Ешь! Вкусно! – только и ответил старик.

Судя по всему, у Зуелу были специфические понятия о том, что вкусно, поскольку жижа на вкус напоминала несвежий кисель, смешанный с недоваренной манной кашей, и была приторно сладкой. Поглощая предложенную пищу, Лайс успел рассмотреть внутреннее убранство дома, в котором оказался. Комнатка была довольно тесной – три на три метра. Камин представлял собой единственный источник света и тепла, занимая значительную часть помещения. В противоположном углу виднелись груды каких-то лохмотьев, рядом стояла высокая кровать, обложенная матрасами, а еще поодаль – деревянный шкаф. Лайс догадался, что старик там хранит свою нехитрую провизию. В окне отражались сумерки. Видно, он провалялся без сознания целые сутки.

- Вы живете здесь один? – спросил Лайс.

- Один. Совсем один. Долгие годы.

- А почему здесь? Мне сказали, руины очень опасны.

- Опасности кругом. Это правда. Но тут дом Зуелу. Зуелу тут привычно. И тут есть еда для Зуелу. Вкусная еда.

Лайс уже стал привыкать к необычной манере общения старика и его внешнему виду, но решил, что полностью ему доверять не стоит.

- Скажите, Зуелу, тут есть поблизости тропа, ведущая на север? В обход Кимонов и прочей нечисти?

- Кимонов нельзя обойти. Их нельзя победить. Кимоны всегда рядом, – шепотом произнес старик.

- Да-да, я понял. Только мне нужно добраться до следующего сектора. Как-то не хочется идти напролом.

- Ты выспись, путник. Наберись сил. Утро вечера мудренее. Утром Зуелу укажет путь.

Что ж, в этом он был прав. Тем более во всем теле чувствовалась какая-то слабость и дремота. Они еще немного поговорили о руинах, об опасностях этих краев. А затем Лайс устроился на предложенной ему лежанке из звериных шкур и быстро заснул.

* * *

Во сне за ним гнались обращенные. Он бежал, перепрыгивая через каменные развалины и стараясь не оборачиваться назад, но зомби догоняли его, протягивая к нему руки. «Нам нужен твой разум! Отдай свой разум!» - шептали они. А еще среди них был старик Зуелу, который командовал, шипя от злости: «Схватите его! Он съел мое варево!» Спасаясь бегством, Лайс свалился в какую-то яму, где из земли выпирали массивные корни деревьев. Ожив, они стали опутывать его так, что он не мог шевелиться. Когда Лайс стал задыхаться, он закричал и проснулся, но ощущение, что он все еще пленен корнями, не пропало.

Его связали. Крепко стянутая грубая веревка сковала все тело.

- Зуелу! Какого черта? – разозлился Лайс.

Но он тут увидел, что, помимо Зуелу, в хижине находятся еще и другие живые существа. Они были очень похожи на старика - такого же маленького роста, с длинными крючковатыми носами, в обветшалой одежке, со злыми глазками.

- Тише, тише. Завтрак не должен шуметь, – попытался успокоить его старик.

- Хрукапа придумал хороший план. Хороший завтрак. Упитанный, – в тон ему проговорила страхолюдная бабка.

- Завтрак, завтрак! – захлопала в ладоши разжиревшая грязная лилипутка, судя по всему, их дочь.

«Семейка Адамсов какая-то», – подумал Лайс, но вслух сказал:

- Послушайте, у меня куча болячек, гастрит, аппендицит, гонорея. Я некачественный завтрак, несвежий. Отпустите меня, я никому о вас не скажу, просто пойду своей дорогой.

Семейка захихикала.

- Будет очень вкусно. Хрукапа обещает. Хрукапа умный, Хрукапа обманул человека. Усыпил. Человеку некуда убежать. Будет хороший завтрак.

Что ж, все стало на свои места: этот морщинистый карлик притащил его сюда вовсе не для того, чтобы накормить и отогреть. Из него собираются сварить бульон. И никакой он не Зуелу, да и вообще, судя по всему, не человек.

В камине на огне стоял огромный котел с водой, и не нужно было быть гением, чтобы понять – именно там Лайсу было уготовлено закончить свое путешествие.

- Чертовы уроды! – в сердцах выкрикнул он, хотя карлики его уже не слушали и бормотали между собой на незнакомом ему языке. Лайс с иронией подумал, что уже третий раз за сутки его хотят сожрать. Лучше бы это сделали хомячки. Они хоть не такие противные.

Через некоторое время вода в котле окончательно закипела и карлики засуетились вокруг Лайса.

- Время готовить завтрак. Вкусный завтрак! – напевал Хрукапа, и женушка с дочкой радостно подпевали. Все это походило на какой-то кошмар из фильмов ужасов. Кряхтя, они втроем подняли Лайса на ноги и потащили к котлу. Он сопротивлялся, но руки и все тело до пояса было стянуто веревками, он мог только ненадолго отсрочить свою участь.

- Не надо! Не надо сопротивляться, – успокаивал Хрукапа, брызгая слюной. – Завтрак не должен сопротивляться.

Подтащив его к котлу, они открыли крышку. Клубы пара вырвались вверх, маслянистая жидкость яростно кипела, отдавая специями.

- Ну же, ныряй! Ныряй! Всего один шажок! Будет вкусный завтрак.

Лайс отшатнулся, и карлики стали подталкивать его к котлу. Когда лицо Лайса обдало горячим паром, он внезапно рванул в сторону и сбил с ног уродливую дочку. С воплем та зацепилась за край котла и свалилась прямо в кипящее варево. Комната наполнилась яростными воплями и запахом жареного мяса.

Хрукапа с женой бросились вытаскивать дочь из кипятка, но только обжигали руки.

Воспользовавшись заминкой, Лайс кинулся к своей одежде, брошенной в углу, и нащупал в своем сером костюме подаренный Мирвой нож. Он все еще был связан, поэтому поднять его оказалось не так-то просто. Когда ему это удалось, он осторожно, пытаясь не выронить нож из рук, начал резать веревку. К тому времени, как дочка окончательно сварилась в котле и ее истошный вопль стих, Лайс уже расправился с путами.

- Рашмуша шхапшаа! – зашипел карлик на непонятном наречии, поворачиваясь к нему, и без предупреждения ринулся в атаку.

Вероятно, в порыве ярости он не заметил, что Лайс освободился и в его руках был нож, так как налетел прямо на лезвие. Издав предсмертный хрип, он попытался дотянуться руками до горла Лайса, но затем замер и поник.

Жена, увидев, что старик мертв, завизжала и тоже бросилась на Лайса. Но он вынул нож из тела карлика и метнул в лилипутку. Стальной дротик просвистел в воздухе и вонзился прямо в сердце. Хозяйка дома беззвучно рухнула прямо у его ног.

* * *

Лайсу не хотелось блуждать ночью по руинам среди призрачных голосов, но оставаться в этом доме он не мог больше ни минуты. Одевшись, он вытер нож о лохмотья Хрукапа, быстро обшарил углы и нашел украденное письмо Саймона. Оно было вскрыто, но послание по-прежнему находилось в конверте. Запечатав его снова, Лайс открыл входную дверь и шагнул в темень.

Вскоре на горизонте начали проступать кровавые очертания рассвета. Лайс шел, оставив позади скрытую среди развалин покосившуюся избу. Шепот и хищники не тревожили его, но напряжение оставалось сильным до того самого момента, пока из-за горизонта не показалось солнце. В багровом свете пейзаж руин Рахрайма, окутанных стелящейся туманной дымкой, казался особенно живописным.

Но Лайс вдруг почувствовал, что он не один любуется представшей взору красотой. Из-за каменных статуй, разрушенных построек, арок и столбов стали выходить люди. Всего человек десять, все одеты в стандартный костюм путника. Что-то в них было противоестественное. Они шли в развалку, спотыкаясь, опустив головы вниз, и не говорили ни слова.

- Эй, с вами все в порядке!? – крикнул Лайс.

Ответа не последовало, но люди, услышав человеческий голос, на мгновение остановились и направились в его сторону. Чем ближе они приближались, тем яснее становилось, что ничего хорошего от них ждать не стоит.

«Обращенные. Так зовет Зуелу тех, чей разум был осквернен Кимонами. Бездушные зомби. Их много в этих краях. Они агрессивны. Поэтому опасны», - вспомнил он слова карлика. Видно, не соврал старик. Оставалось только догадываться, настоящие это люди, закончившие таким образом свой путь, или одна из искусственных преград Лабиринта.

Лайс принялся отступать, но сзади тоже послышалось движение. Обращенные обступили его плотным кольцом, и это кольцо быстро сужалось.

- Держитесь, гады, – крикнул он и бросился на одного из зомби. Обращенный не был готов к атаке, и сильный удар в челюсть поверг его на землю. Вырвавшись из кольца обращнных, Лайс бросился бежать. По пути он ощутил, что все происходящее было словно во сне. Он остановился минут через десять, чтобы перевести дыхание. Чем больше Лайс находился в Лабиринте, тем сильнее убеждался, что добровольно заточить себя сюда могли только сумасшедшие и самоубийцы.

К этому времени уже совсем рассвело, и, определив по мху на кустарниках стороны света, путник отправился на север. Прошло несколько часов, прежде чем он вышел на поляну посреди этого каменного леса.

Открывшийся ему вид можно было назвать идиллией. Руины и каменные постройки обступили зеленую лужайку, в центре которой находилась самая обычная скамейка. На этой скамейке сидел самый обычный дедуля, каких можно увидеть в гастрономе, покупающими сдобный хлеб. Он смаковал трубку и наслаждался теплым солнечным днем. Как будто не было кругом смертельных опасностей в лице обращенных, грызунов-людоедов, свихнувшейся семейки карликов и ворующих разум призраков.

- Привет, Лайс. А я тебя ждал! – воскликнул старик, заметив гостя.

Продолжение следует

Содержание
ttfb: 11.42692565918 ms