Компьютерный антиквариат или полтонны лампочек

Никита Кислицин

Xakep, номер #055, стр. 055-022-1

nikitoz@real.xakep.ru

http://nikitos.inc.ru

Не знаю, как у тебя, а у меня аббревиатура "ЭВМ" четко ассоциируется с детским воспоминанием - школьной аудиторией, полной убогих ЭВМ (именно ЭВМ, а не компьютеров) образца 80-х годов. Да, на фоне появившихся в то время первых PC эти машинки выглядели более чем блекло, в связи с чем у многих (да и у меня тоже) возникло предубеждение против отечественных производителей компьютеров. Однако ошибочно полагать, что российские разработки всегда так сильно отставали от иностранных аналогов, было и у нас в стране время, когда выпускаемые машины могли составить серьезную конкуренцию иностранным моделям. Сегодня я попытаюсь осветить ход развития отечественной кремниевой отрасли - с момента ее зарождения в начале 50-х по сегодняшний день. Рассказ будет проиллюстрирован фотографиями кишок модели ДВК-7 выпуска 1985 года. Ну что, интересно, что там ВНУТРИ?

XXXXXXXX

Мегатонные мастодонты

XXXXXXXX

Начало 50-х, только что отгремела война, в стране разруха и голод. Сколько же оптимизма, усердия и гениальности надо иметь, чтобы в таких условиях успешно заниматься научной новаторской деятельностью! Сколько сил надо вложить, чтобы проталкивать свои разработки через множество инстанций, убеждать начальство в обоснованности и необходимости денежных вливаний и при этом оправдывать их, добиваясь умопомрачительных результатов! Это под силу только сплоченному идеей коллективу, людям, готовым полностью отдаться какому-то делу, чтобы добиться результата. Такой коллектив под руководством гениального советского ученого С.А.Лебедева и занимался в те нелегкие дни разработкой первых в стране ЭВМ. Теперь встань на их место - как это, собрать компьютер из тонны электронных ламп, конденсаторов и резисторов, не имея никакого опыта?

На это потребовались годы исследований, результатами которых стала первая в СССР Малая Электронная Счетная Машина (МЭСМ). Следует заметить, что страна тогда была почти в полной - даже научной - изоляции от внешнего мира, и в момент проектирования этой машины разработчики не имели доступа к работам Фон Неймана, предложившего математико-логический макет универсальной модели вычислительной машины. Однако советские ученые в своей разработке реализовали именно его, пусть и в несколько модифицированном виде.

Машина занимала целое крыло здания и находилась в комнате площадью 60 квадратных метров - едва ли такую махину можно назвать "малой" :). Система имела около 6 тысяч электронных ламп, трехадресную систему команд, одно арифметическое устройство на базе триггерных ячеек, запоминающее устройство могло хранить 94 слова по 16 разрядов - 188 байт. Машина могла выполнять около 3000 операций в секунду - неслыханная производительность для тех лет, поэтому сразу после презентации на ней стали решать задачи баллистики - оборонная промышленность тогда только набирала обороты и нуждалась в вычислительных мощностях.

С этого момента началась серьезная работа по разработке уже большой счетной машины (БЭСМ), которая и была разработана коллективом Лебедева в 1953 году. Одновременно с Лебедевым некоторые другие ученые разрабатывали аналогичные системы, но после завершения работ над БЭСМ их разработки потеряли смысл. Новая машина динамично развивалась. На смену громоздкой памяти на ртутных столбцах приходит более компактная и быстрая на ферритах, растет производительность, совершенствуются внешние носители данных, в машинную арифметику вводятся действительные 39-разрядные числа, производительность достигает 10 тысяч операций в секунду - серьезная планка, которая сделала эту машину самой быстродействующей в Европе на тот момент.

Содержание  Вперед на стр. 055-022-2
ttfb: 3.3779144287109 ms