Хумор

Новые приключения Незнайки

Xakep, номер #037, стр. 037-098-1

Даниил Шеповалов (dan@real.xakep.ru) www.danya.ru

- Не мог бы, - признался Пилюлькин.

- Вот видите, а у нас все смогут - хотите белочку, хотите зайчика.

- Ну ладно! - махнул Пилюлькин рукой и принялся напяливать на себя сарафанчик.

Николай Носов "Приключения Незнайки и его друзей"

Какие же тонкие извращенцы все детские писатели. Взять хотя бы Астрид, извиняюсь, Линдгрен и ее в меру упитанного педофила с пропеллером. Или того же Николая Носова - в его Незнайке крайне сомнительных моментов более чем достаточно. Единственным детским писателем, которого я уважал за антипедофилические настроения, был старый кислотник Корней Иванович Чуковский. Пускай у него там кривые умывальники по дому бегали и раки на хромых собаках смеялись - это творческому человеку простительно. Однако несколько дней назад, когда я перечитывал "Бармалея", моя вера в человечество сильно пошатнулась. Знаешь, как уважаемый Корней Иванович закончил это стихотворение? Вот как:

"Потому что Бармалей

Любит маленьких детей,

Любит, любит, любит, любит,

Любит маленьких детей!"

Ну а следующие строки из "Айболита" меня вообще убили:

"Десять ночей подряд

Он лечит несчастных зверят

И ставит и ставит им градусники!"

"Даня, - подумал я, прочитав все это. - А почему бы и тебе не стать детским писателем? Ты ведь тоже извращенец!". И тут же я написал ремейк на знаменитую сказку Носова. Настоятельно рекомендую тебе читать это произведение на ночь своему младшему братику или сестричке, подготавливая их тем самым к жизни в реальном мире.

Новые приключения Незнайки

Незнайка проснулся и тут же застонал от жуткой головной боли. Голова буквально раскалывалась на части, все тело ныло, во рту же вообще творилась полная клоака. Незнайка сморщился и окинул взглядом комнату: обои и кровать были тщательно заблеваны, на полу валялись пустые бутылки из-под водки, а рядом с ним на кровати лежало мертвое тело музыканта Гусли, из окровавленного анального прохода которого торчала длинная флейта. Руки Гусли были связаны за спиной чьим-то бюстгальтером. "Да уж, нефигово вчера посидели! Попили, блин, пивка...", - подумал Незнайка, с подозрением прислушиваясь к болезненному зуду в своей собственной заднице. События прошедшей ночи были начисто стерты из его памяти. "Надо идти к Пилюлькину. Пускай какие-нибудь колеса от похмелья прописывает. Да и в КВД провериться не помешало бы, похоже с Гуслей мы не только песни пели", - решил он после недолгого раздумья.

В больнице Незнайка застал Пилюлькина сидящим за большим столом, на котором лежало несколько десятков разноцветных таблеток и капсул. Судя по сумасшедшим, бегающим глазам доктора и его широкой улыбке, он уже успел принять пару-тройку своих пилюлек. Здесь же тусовался и Винтик, который варил на плите какую-то сомнительную жидкость в железной миске и увлеченно возился с различными химикатами. Картину Репина "Торчки улетели" дополнял лежащий в углу Шпунтик. Его лицо было накрыто грязной, замызганной тряпкой, от которой довольно сильно несло бензином.

- Слышь, Док, у тебя от похмелья транки есть? Ну или хоть спирту плесни поправиться, - нарушил тишину Незнайка.

Содержание  Вперед на стр. 037-098-2

ttfb: 3.4458637237549 ms