Родственные связи

NIRO

Спецвыпуск: Хакер, номер #073, стр. 073-102-1

(NIRO@REAL.XAKEP.RU)

Отдельное спасибо Донору за неожиданные мысли

- Договор подписывали?

Стул скрипнул, где-то звякнула железяка. Сбоку шаги…

- Не знаю…

А рот еле открывается. Кровь запеклась в углу, язык - словно наждачная бумага.

- Условия помните?

- Не помню…

Свет в глаза. Гестапо… Дети, прости Господи. За спиной кто-то стоит. Точно. Тот самый.

- Где деньги?

- Не знаю… Воды дайте.

Все-таки треснула губа. И ведь остановилось кровотечение уже… Опять побежала струйка.

- Где? Деньги? – раздельно каждое слово. А за спиной – стоит, переминается с ноги на ногу. – Простой. Вопрос.

- У меня. Ничего. Нет.

И тут же подумалось – зря. Не надо дразнить этого зверя. Как в анекдоте про заику. Кто кого…

Удар в шею подтвердил опасения. Внутри что-то хрустнуло, перед глазами вспыхнул яркий свет. Стул неожиданно перестал поддерживать тело – и пол радостно принял его в свои объятия…

…Что-то льется.

Вода. Холодная.

- Очнулся?

Хочется сказать «Нет». Получается что-то вроде «Буль-буль». Нос не дышит – сто процентов сломан и забит сгустками крови. Вокруг темно. Или с глазами тоже что-нибудь уже сделали.

- Очнулся… На стул его сажайте. И привяжите.

Веревка шуршит, сжимая запястья. Руки – за спиной. Свет раздвигает тьму.

Значит, с глазами все в порядке. Где там эти уроды?

- Спрашиваю в пятый раз. Договор подписывал?

- Наверное…

- Зачем нарушил?

Вместо слов – кашель. Тут же вспомнилось – били ногами в грудь. Наверное, пара ребер тоже сейчас… Как и нос. Сложился чуть ли не пополам – дальше не пустили веревки.

- Не надо было… Так… - это он кому-то из исполнителей. Что-то вроде укора. Надо же, переборщили. Теперь выговор объявят и лишат сладкого. – Так зачем нарушил условия? Куда дел деньги?

«Бз-з-з-з-з-з…» - вместо голоса. Опять за спиной бряцает металл. Почему-то на ум приходит только автомат Калашникова. А что еще может бряцать у этих сволочей? Не ордена же и медали…

- Я ничего не брал… - а дышать-то хочется. Больно… - Знаю, чем такие шутки заканчиваются…

- Я не Станиславский – но все равно не верю. Доступ был? Был. Деньги исчезли? Исчезли. Значит, виноват. Значит, отдай. И все. И домой – к жене и детям.

«Жена? Дети?!» Кто-то положил руку на плечо. Вздрогнул так, что чуть стул не сломал. Есть в страхе великая сила… Вот только веревки она не рвет. А жаль. Да и страх какой-то – родом из детства… Как в школе перед неизбежной дракой – девчонка, портфели, контрольные, «Дай списать!», а потом за углом бьют по спине, по животу, рвут пиджак… И прежде чем ступить за угол – вот этот самый страх. Волной. Накрывает и топит…

- Страшно? – участливый такой вопрос, добрый. Хочется оглянуться, пустить слезу и кивнуть головой. Но веревки не дают обернуться – впрочем, и слез тоже нет. Совсем. Глаза полны воды, вылитой на голову, ресницы слипаются, веки опухли от ударов – а слез и в помине нет.

Подумал несколько секунд и кивнул, соглашаясь – хотя бы для поддержания разговора. Все равно ведь – вопрос задан с целью выказать превосходство и убедиться в том, что запугали и забили до полусмерти. Больше их ничего не интересует – кроме, пожалуй, самого главного вопроса.

Содержание  Вперед на стр. 073-102-2
ttfb: 20.318984985352 ms