Убей меня нежно

Niro

Спецвыпуск Xakep, номер #044, стр. 044-106-1

Из новостей BBS: "Огромной силы достигла очередная волна терроризма, захлестнувшая Россию и страны, прилегающие к ней в районе Кавказских гор... Невидимая война, которая продолжается уже около десяти лет, обрела новый размах... Взрывы гремят повсюду, погребая под собой сотни жертв... Однако люди надеются... Складывается впечатление, что сопротивление международному терроризму вышло на качественно новый уровень... Наконец-то подразделения спецчастей русских начали одерживать победы... Успехи, пока еще небольшие и малозаметные на фоне многих смертей, тем не менее, имеют место...

Продолжаются споры по поводу введения в России смертной казни за терроризм и пособничество в нем... Возмущение мировой общественности вызывает не сам факт насилия, а краткость и предвзятость следствия и суда... Люди попадают под так называемую "расстрельную статью" с явными нарушениями прав человека... И по каким-то причинам уже почти пять с половиной лет никто из международных наблюдателей не в состоянии организовать себе посещение подобного жестокого мероприятия..."

Полковник закрыл газету, полученную этим утром из Америки. Он аккуратно сложил ее, проводя аккуратными ногтями по сгибам, стараясь не нарушить геометрии и превращая большой газетный лист в маленький прямоугольник. Губы его шевелились сами собой; когда газета была уже почти сложена, он внезапно рванул ее, превращая в мятые бумажные клочья.

- Суки!.. – только и смог он произнести. Потом протянул руку к телефону, набрал короткий номер и сухо бросил в трубку:

- Следующего – через полчаса. Буду сам лично.

* * * * *

Стены качались, словно картонные...

Мозг, напитанный амфетаминами, вяло воспринимал действительность...

Чей-то голос... Далекий, ненастоящий...

Рывок за плечо. Почему-то кажется, что все тело ватное, податливое...

Его ведут под руки. Совершенно очевидно, что без поддержки он упадет. Правый глаз сам собой прищурился, чтобы отчетливее рассмотреть все вокруг...

Двери, двери вдоль всего коридора. Сколько человек его сопровождают? Куда?

Откуда-то из глубин памяти всплыло слово "паркинсонизм", потом сверху на него наслоился термин "сомнамбула"...

Расшифровка этих понятий осталась где-то за бортом.

Зачем? Зачем?

Хуже всего то, что в происходящем не было никакого смысла – его накачали наркотиками до самых краев, страх пропал, а вместе с ним исчезло и понимание того, что же на самом деле случилось...

Сам себе он казался плывущим в какой-то теплой, вязкой жидкости, в ягодном киселе, в липком густом тумане; голоса, звучащие откуда-то издалека, застревали в этой тягучей массе, достигая его ушей практически на излете; звуки становились осязаемыми, как сонные мухи, не успевающие отвернуть в сторону от мчащейся на них свернутой газеты...

Одна из дверей была стеклянной, это он понял совершенно отчетливо. Раньше он проходил только через железные – значит, что-то изменилось в его жизни; изменилось радикально и, скорее всего, бесповоротно.

В этом мире железных дверей вообще много чего случается бесповоротно – это он запомнил за два года пребывания здесь...

Содержание  Вперед на стр. 044-106-2
ttfb: 2.9010772705078 ms