Не будите Арагорна

Niro

Спецвыпуск Xakep, номер #034, стр. 034-120-1

День начался очень удачно – Кирилл умудрился спихнуть лоховатому покупателю неплохую комплектацию, пристроив внутрь бэушный винчестер, который попросил перепродать один из хороших знакомых. Пересчитав деньги после ухода крайне довольного обладателя новенького “Целика”, он с видимым наслаждением засунул в карман своих джинсов двадцать баксов.

Опустившись во вращающееся кресло за кассовым аппаратом, он положил руки на клавиатуру, запустил “Контру”. Судя по реакции, где-то в недрах мастерской через пару дверей отсюда встрепенулся дремавший с глубокого пивного бодуна Шишок – он умело, несмотря на постоянную тошноту и головную боль, подключился к игре, брякнул пару идиотских острот в своем стиле и недолго думая погиб на первых же шагах. Кирилл улыбнулся – Шишок всегда был с бодуна (пиво он любил чуть меньше, чем компьютеры), всегда погибал самым первым, но, тем не менее, играть с ним было интересно; если парню удавалось избежать прицельного огня, то его действия порой отличались непредсказуемостью, умением грамотно мыслить и удачно работать в паре.

Игра сегодня как-то не особенно захватывала Кирилла; деньги в кармане стимулировали пораньше уйти с работы, оставив за себя кого-нибудь из технической группы. Он несколько раз поймал себя на том, что смотрит на часы не то с сожалением, не то с нетерпением. Когда его убили в тринадцатый раз, он без всяких угрызений совести отключился, бросив напарника где-то рядом с кучей «терроров», и крикнул так, чтобы тот услышал его в своем закутке:

- Шишок, давай сюда, ты мне нужен!

Что-то громко скрипнуло, хлопнула дверь. Иван Шишкин ввалился - другого слова подобрать было нельзя – к Кириллу в офис с чашкой горячего кофе. На шее у него непонятно зачем висела «мышка».

Слова застряли в горле у Кирилла, едва он увидел этот болтающийся девайс. Сразу полезли на ум всякие пошлости, гадости и черный юмор. Кирилл развел руками и указал на кресло рядом с собой – на то, в котором обычно сидели покупатели в момент составления заказа.

Иван опустился в кресло с размаху – руками он за подлокотники хвататься не стал по непонятным соображениям, поэтому просто хлопнулся сверху, словно хотел раздавить в кресле какого-то мерзкого клопа. Стойка жалобно скрипнула, зашипел воздух. Чашка кофе опустилась прямо на свежую пачку прайсов, оставив на верхнем листе мокрый коричневый круг.

Кирилл прокашлялся – хотя будто могло быть иначе… Нет, с Шишком так всегда, его даже не старались выдергивать поближе к обществу из глубины сборочного цеха. Парень, которому от роду было лет шестнадцать-семнадцать (ну, в крайнем случае, возраста почти призывного), постоянно оставался крайне неряшливым, неумытым-непричесанным; во время еды всегда чавкал, как поросенок, чай втягивал из чашки с таким свистом, что рядом просто страшно было находиться; его джинсы не знали утюга и «Ариэля», волосы оставляли желать лучшего (хотя бы расчески)… Короче, контрольный выстрел три раза в день после еды еще мог каким-то образом спасти общество от этого морального урода, если бы не… Если бы не его феноменальное «чутье железа».

Содержание  Вперед на стр. 034-120-2
ttfb: 3.1359195709229 ms