Эхо войны - Памяти Павших посвящается

Спецвыпуск Xakep, номер #009, стр. 009-044-5

На второй или третий день наших поисков мы вышли на берег реки, к месту, где когда-то находились тылы немецкой 260-й пехотной дивизии. Раньше тут была деревня, там и сям виднеются остатки фундаментов, из травы выглядывает всякий деревенский скарб, стоит остов артиллерийского передка, а в единственной хибарке, кое-как слепленной из металлических листов, толя и досок иногда появляется по каким-то своим надобностям старый дед-абориген. А рядом, прямо на высоком берегу маленькой речушки, - немецкое воинское кладбище. Фронт в этих местах стоял долго - больше года, немцы своих убитых собирали и хоронили как положено, вот и интересуются такими захоронениями "черные". Могилы разрыты, в них стоит вода, вокруг разбросаны кости и черепа, в отвалах земли валяются пустые бутылки, окурки, банки. Все вперемешку. Заодно кто-то, видно из большого "доморощенного патриотизьму", расколол могильную плиту, поставленную на немецком кладбище. Мразь. Уроды. Воевать с уже однажды погибшими и убивать их еще раз... Не по-людски это.

Сие и называется словами "мародерство" и "вандализм". Мародеры интересуются золотыми зубами, наградами, оружием, разными цацками, которые могут оказаться в могиле любого из "гансов". Почему "черные" интересуются именно немцами? А что ценного может найтись у бойца РККА, который до мобилизации влачил полуголодное существование в маленьком, заштатном колхозе, ничего не зная о радио и электричестве. Да и личные вещи наших убитых не бросали просто так, на войне все могло сгодиться. То, что было уже не нужно мертвым, могло послужить живым.

Останки погибших немцев ребята похоронили (в который уже раз?) около покосившихся крестов, хотя все устали после долгого, многокилометрового перехода по лесу, промокли под дождем и хотели есть. Как могли, собрали расколотую мраморную плиту да раскидали по кустам мусор, оставленный на могилах мародерами.

С "красными" мы столкнулись в сосновом бору на тихом берегу Угры. Позиции по обе стороны реки, колючая проволока, которой затянут весь лес, блиндажи и траншеи, траншеи, траншеи. Видимо красноармейцы несколько раз зимой 1942 года пытались атаковать сосновый лесок через замерзшую реку, да так многие в нем навсегда и остались. Их-то и ищут "красные" в рамках ежегодных "Вахт памяти". Работа у "красных" неблагодарная: бойцов РККА никто в начале войны толком не собирал, не хоронил, никому наши павшие тогда не были нужны. И немудрено - такая мясорубка вокруг была... Для того чтобы идентифицировать немногочисленные найденные останки, приходится буквально просеивать кубометры земли сквозь пальцы в надежде обнаружить маленький эбонитовый цилиндрик - смертный медальон, который может быть и пустым, незаполненным. Если повезет, можно наткнуться на покореженный котелок или ложку с нацарапанными инициалами и по ним попытаться определить, кого смерть нашла в этом красивом тихом лесу. "Красные" рассказали, что за несколько майских дней они нашли больше десятка наших бойцов и пару смертных медальонов. Возможно еще несколько павших на поле боя бойцов обретут имена через 60 лет после гибели...

Назад на стр. 009-044-4  Содержание  Вперед на стр. 009-044-6

ttfb: 2.8190612792969 ms